Иван Дмитриенко для "Профиля"

Разблокировка будущего

Часть третья. Эксперименты

Приживутся ли на рынке безрамочные и складные дисплеи?
К 2022 году «маленькие» дисплеи практически уйдут с рынка (менее 1%), зато доля «больших» вырастет до 60%.
Ни в какие рамки
А теперь – о самой «горячей» теме телеком-индустрии: экспериментах над внешним видом гаджетов. Дисплей и дизайн – здесь разворачивается решающая битва брендов. Казалось бы, «золотой» стандарт экрана выработался давно: AMOLED-матрица с «глубоким» черным цветом и разрешением до 2К, соотношение сторон – 18:9 (Sony, OnePlus пробуют популяризировать «киноформат» – 21:9). Но выяснилось, что и размер имеет значение, порой даже большее, чем сугубо технические характеристики.

Люди любят большие экраны. По данным IDC, в 2017 году 18% проданных смартфонов составили модели с «маленькой» диагональю (менее 5''), 6% – с «большой» (6–7''). К 2022 году «маленькие» дисплеи практически уйдут с рынка (менее 1%), зато доля «больших» вырастет до 60%.

Правда, больше 7 дюймов расти некуда: такие «лопаты» с трудом помещаются в ладонь и карман – прошлогодние Honor 8X Max (7,12''), Huawei Mate 20x (7,2'') ходят у последней черты. Производители нашли выход: нужно увеличивать процент экрана на передней панели (screen-to-body-ratio, уже составляющий почти 100% у флагманских моделей), стремясь к абсолютной безрамочности.
Для этого приходится убирать с лицевой панели любые другие элементы.
Во‑первых, это сканеры отпечатков пальцев. Их можно либо спрятать в экран (впервые реализовано год назад в модели Vivo X20 Plus UD), либо перевести на боковые грани (пример – сканер вен ладони Hand ID в будущем флагмане LG G8 ThinQ). Наконец, можно вовсе отказаться от дактилоскопии, распознавая владельца смартфона по чертам лица (этот вариант выбрали в Apple) или сканируя сетчатку глаза.

Во‑вторых, нужно убрать фронтальную камеру. Внутрь дисплея ее пока установить не смогли. Поэтому здесь начинаются изыскания: в некоторых моделях камеру оставили на «полуострове» в верхней части экрана (тут же получившем прозвища «челка» и «монобровь»), в других этот выступ сократили до минимального, «капельного» размера. Новейший вариант – «дырка» под камеру в одном из верхних углов, со всех сторон окруженная дисплеем (впервые реализован в начале года в Honor View 20).

Известен и альтернативный подход: камера, выезжающая из корпуса по принципу «стареньких» слайдеров. Так сделали разработчики Xiaomi Mi Mix 3, Lenovo Z5 Pro GT, Vivo V15 Pro и др. Самое же экзотическое решение предложено в Vivo NEX Dual Screen Edition: вместо фронтальной камеры организован дополнительный экран на задней панели, позволяющий использовать для селфи основную.

Наконец, нужно куда-то деть динамик смартфона. Самым прогрессивным вариантом считается размещение его под дисплеем (технология Sound on Display, впервые представлена Samsung весной 2018‑го). Фактически экран вибрирует на частотах, которые слышатся человеком как звук, – используется открытый в 1880 году пьезоэлектрический эффект братьев Кюри.
Словом, все ради «безграничности»
Но оценили ли пользователи усилия брендов? «Заявления о том, что кто-то сделал смартфон еще тоньше, красивее и компактнее, всегда будоражат публику. С этой точки зрения эксперименты оправданны, – отвечает Максим Дворак. – Но раньше можно было просто увеличить дисплей, а теперь остается биться за безрамочность. И тут нужно идти на компромиссы. Многим не нравятся «челки» и «дырки», ведь участки дисплея вокруг них перестают быть полезной площадью. Звук из-под дисплея тоже устраивает не всех. Но главная проблема – как расположить биометрические датчики, чтобы не пострадала надежность защиты. Ведь именно дактилоскопия снизила риск кражи смартфона, поскольку он бесполезен без пальца хозяина. Известно, что защита Samsung Galaxy S10 пострадала из-за безрамочности: компания отказалась от технологии сканирования сетчатки глаза, оставив лишь Face ID во фронтальной камере, и теперь появляются примеры, как алгоритмы обманули, поднеся к камере 2D-фотографию владельца».

Еще одно направление для экспериментов с дизайном обеспечил курс на «безграничность» корпуса. Его покрытие все реже делают металлическим или пластиковым, все чаще – глянцевым стеклянным. Чтобы оно смотрелось максимально эстетично, по мнению некоторых брендов, смартфон нужно избавить от «дырок» на боковых гранях: 3,5 миллиметрового аудиоразъема (альтернатива – беспроводные наушники), USB-порта для подключения к ПК (Bluetooth, NFC и Wi-Fi) и зарядки батареи (подача тока через магнитные контакты), слотов для SIM-карт (eSIM) и MicroSD (внутренний накопитель и облака), физических кнопок включения и регулировки громкости (сенсорные поверхности).

Пробы пера начались в 2016 году, когда Apple лишила iPhone 7 аудиоразъема. А в начале нынешнего года были представлены сразу две полностью «монолитные» модели: Vivo APEX 2019 и Meizu Zero. Правда, как выяснилось позже, вторую не стоит ждать в продаже: Meizu объявила сбор средств на производство гаджета на краудфандинговой платформе, но не набрала нужную сумму.

Да и Vivo APEX вряд ли станет хитом рынка. Судя по опросам на портале 4pda.ru, большинство пользователей не готовы отказаться от 3,5 миллиметрового джека и USB-интерфейса. Некоторых смущает невозможность разобрать стеклянный «монолит» для ремонта или перепрошивки.
Гибкое поведение
Но кто сказал, что моноблок – единственный возможный облик смартфона? Отдавая должное гению Стива Джобса, все больше участников рынка намереваются оспорить эту максиму. Дольше всего про альтернативный вариант, которым должен стать гнущийся девайс в виде записной книжки, говорят в Samsung: впервые этот проект был упомянут в 2011 году. Премьера раз за разом откладывалась – якобы из-за дефицита мощностей по изготовлению гибких дисплеев.

Год назад китайский бренд ZTE едва не опередил Samsung, выведя на рынок модель Axon M – ту самую раскладную «книжку». Но она все же была с двумя экранами (по одному на каждой створке), которые логически продолжали друг друга, но были разделены рамкой.
Так что первым «гибким» все-таки стал Samsung: 20 февраля 2019 года компания торжественно представила «книжку» Samsung Galaxy Fold, уже в апреле поступающую в продажу. А через несколько дней после премьеры Samsung компания Huawei презентовала свой «складник» – Mate X, с ходу победивший в номинации «Лучшее новое устройство» на MWC‑2019.

Две модели тут же стали объектом пристального сравнения. Mate X складывается экраном наружу, «разделяя» большой дисплей на две половины. Galaxy Fold в сложенном состоянии «прячет» экран внутрь, оставляя пользователя с дополнительным внешним дисплеем. Стоимость примерно одинаковая – $2000–2500. Кто же лучше справился с нестандартной задачей?
Конструкцию Huawei критикуют за потенциальную недолговечность. Гибкие экраны нельзя делать из стекла, как у обычных смартфонов: приходится использовать пластик, который царапается от соприкосновения с другими поверхностями и теряет лоск (правда, авторы Gorilla Glass, главного поставщика стеклянных тачскринов в мире, уже вызвались за пару лет разработать прочное гибкое стекло). А в месте сгиба дисплея Mate X после множества разгибаний неизбежно образуется бугорок, также портящий внешний вид.

У Samsung Galaxy Fold тоже есть «побочный эффект»– зазор между половинками корпуса в закрытом виде, достигающий нескольких миллиметров: пока дисплей не научились складывать, как лист бумаги. К тому же конструкцию делает более сложной и дорогостоящей наличие дополнительных камер (предусмотрены отдельные «глазки» для планшетного и телефонного режимов – всего шесть штук) и второго экрана.
Motorola RAZR V4
Руководители других брендов раскритиковали изыскания в области гибких экранов: глава Honor Джордж Чжао счел их громоздкими и бессмысленными, а глава BlackBerry Джон Чен выразил мнение, что технология явно сырая и выходить с ней к потребителю – значит ставить под угрозу репутацию бренда. Фактически эти реплики подтверждают: Samsung был готов тянуть с «гибкой» премьерой еще годы, и только появление аналогичных проектов у конкурентов заставило вынуть козырь из рукава – корейцам едва удалось опередить Huawei.

Тем не менее рынок подхватил сигнал, и анонсы складных аппаратов пошли один за другим: никто не желает отстать в этой гонке даже на полкорпуса.
Относительно определенными выглядят планы по выпуску в этом году смартфона Motorola RAZR V4 – реинкарнации знаменитой «раскладушки» 2000‑х, в которой кнопочную клавиатуру заменили на продолжение экрана. В целом, у Motorola получилась вариация на тему Samsung Galaxy Fold.

Возможно, до конца года успеет выйти Xiaomi Mi Flex, складывающийся экраном наружу, как и новинка Huawei, но с двумя сгибами. Эта схема вызывает у экспертов еще больший скепсис с точки зрения надежности, а кроме того, смущают стремительные сроки запуска продукта (впервые анонсирован в начале года, на прилавках обещан уже летом).

Также за последние пару месяцев свои варианты гибких смартфонов, почти идентичные Huawei Mate X, предъявили Oppo, IQOO (суб-бренд Vivo) и малоизвестный производитель Royole. В первых двух случаях сроки начала продаж не сообщаются, а модель Royole даже в сложенном состоянии выглядит слишком большой для смартфона.

Еще дальше пошла компания TCL («хозяйка» брендов BlackBerry и Alcatel), показав рендеры пяти различных по форме и конструкции гаджетов: два планшета с продольным сгибом, две «раскладушки», складывающиеся поперек, и гибрид смартфона и часов, оборачивающий руку в виде браслета. Ждать их на рынке следует в 2020 году.

Не смогла остаться в стороне от лавины презентаций даже Apple: в Сети появились рендеры будущего iPhone, который умеет сгибаться в любых направлениях якобы без малейшего вреда для «железа». Соответствующий патент компания из Калифорнии зарегистрировала в начале года.

Парад новинок всколыхнул дискуссии в техносообществе, однако всеобщего восторга не наблюдается.

«Нет того вау-эффекта, который был, когда на сцене появлялся Стив Джобс, вынимал из бумажного конверта новое устройство и все смотрели на него, затаив дыхание, – констатирует Максим Дворак. – Казалось бы, гибкие дисплеи – это необычно, революционно. И все-таки презентация Samsung прошла буднично. То ли мы пресытились гаджетами, то ли дело в силе личности: Джобса нет, а больше так никто не умеет. Наверное, умеет лишь Илон Маск, поэтому многие и заинтересовались космонавтикой».

Приживется ли новый формат на рынке? Точно не сразу. В нынешнем году продажи «складников» составят менее 2 млн штук (0,1% рынка), считают в Canalys: слишком уж дорогие. По мнению экспертов, 3–4 лет хватит, чтобы продукт «нащупал» свою нишу, технологии подешевели, утвердилась оптимальная конструкция.

Но и после этого гибкие смартфоны останутся более дорогими в изготовлении: у них более сложный механизм, где надо тщательно продумать шарнирные соединения, электронные контакты внутри частей устройства. А значит, скорее всего, подобные продукты останутся нишевыми, не заменяя полностью смартфоны «имени Джобса».
Впрочем, в таких случаях велик фактор непредсказуемости, уточняет Алексей Александров из GfK: «Ни один бренд не может с точностью спрогнозировать успех своей модели, поэтому остается вывести ее на рынок и ждать реакции. То, что начались эксперименты, уже хорошо – надо удивлять потребителя. Что-то из этого «выстрелит», но что именно, никто не знает».

При этом исходная идея гибких смартфонов – заменить собой устройства с большими дисплеями вроде ПК и ноутбуков – в любом случае будет реализована, убежден Евгений Кузнецов.

«Станет ли это сворачиваемое устройство, или смартфон, который моментально подключается к проекционной системе, или еще что-то, неизвестно, – признается эксперт. – Но так или иначе появится бестселлер, после которого большинство функций ноутбука отойдут мобильным гаджетам. Собственно, это уже происходит: молодое поколение привыкло общаться, писать тексты и даже обрабатывать видео на мобильной платформе, а на настольный ПК смотрит с недоверием. Скоро компьютеры останутся только для профессиональных задач, их рынок не сожмется, но выйдет на плато».
Читайте далее:

журналист